November 10th, 2014

Человек-паук и классическая русская литература

Наверное, вы заметили, что супергерой из американских комиксов — почти всегда или журналист, или, по крайней мере, имеет журналиста в числе ближайших друзей. Супермен — по гражданке репортёр Кларк Кент. Человек-паук — фотограф Питер Паркер из нью-йоркской «Дейли Бьюгл», который сам совершает подвиги и сам себя снимает на фотоаппарат (такая, если угодно, супергероическая «себяшка»). Лучшая подруга черепашек-ниндзя — бесстрашная корреспондентка «Шестого канала» Эйприл О’Нил. Я уж не говорю о Зелёном Шершне, который в миру и вовсе владеет медиа-корпорацией. В конце концов, если уж про предтеч, даже доктор Ватсон при Шерлоке Холмсе (переберёмся к истокам по другую сторону Атлантики) — бодрый очеркист, наверняка не чуждый газетной криминальной хронике. Нежурналистские исключения, разумеется, есть (Бэтмен, к примеру), но так на то и Готэм-Сити — не Нью-Йорк. Журналист при супергерое обеспечивает те же функции, какие рапсод, аэд, шпильман или скальд исполнял по отношению к античному или средневековому эпосу: являл великие деяния людям. Именно поэтому в гражданской жизни супергерой, как и сказитель-певец, одинок, беден, покинут и небогат (или, по крайней мере, не мозолит своим богатством глаза).
=
Collapse )